С Новым годом!

Новости города Ростова-на-Дону и юга России

Вы не замечали, что в последние годы в любой компании, собравшейся по любому поводу, разговор в конце концов сводится к деньгам – где, что и сколько стоит, как всё стало дорого и как тяжело теперь жить? Сугубо профессиональные разговоры не в счёт. Но как только человеческое подсознание освобождается, всё – начинаются стенания.

Есть такой не очень целомудренный, но весёлый анекдот. Про то, как жена услышала от кого-то, что любовь – это когда женщина стонет. И вот на пике блаженства муж разрешил наконец-то постонать. А она и начала стонать: «Ой, денег не-е-ету-ууу!»

Стонем мы, всё стонем. А холодильники в домах у большинства двух-, а то и трёхкамерные, и приходится подпрыгивать, чтоб чё-то ещё запихнуть в тот холодильник на верхнюю полку. Вот только кто-то ж, наверное, помнит, как и холодильников не было. А потом были – без мотора. Их приходилось раз в две недели его вверх ногами ставить, чтобы аммиак назад переливался. А теперь – бедно живём, говорим. Да разве были у родителей наших такие разносолы? Разве пили они текилы, мартини, хеннесси и прочую заморскую гадость? Разве кушали креветок, сёмгу, кальмаров, киви, манго, авокадо? Разве носили такие шубки и сапоги, как носят наши девчата? Всё, хватит: пожили бедно! Но вот парадокс – всё равно стонем!

Кажется, всё заполонили деньги. Только они, только для них. Недавно вот прочитал про одного ветерана войны, которому мошенники посулили к празднику 700 тысяч рублей. Но за это ветеран перечислил на какие-то мифические счета аж 90 тысяч рубликов. Зачем? Если есть 90 тысяч, зачем старику 700 тысяч? Ведь на них не купишь молодость, не купишь здоровье! А на 90 тысяч можно и одеться, и отдохнуть, и подлечиться, и в санаторий. Так нет же, надо больше! Да, селяви, такова натура человеческая!

Тайная власть денег связывает всех нас – братьев и сестер, молодых и старых – узами любви и зависти, жалости и злобы. Деньги служат нам тайным оружием во множестве семейных конфликтов, рождающихся на почве секса, любви и власти. Мы можем дать деньги, чтобы тут же отобрать, пообещать их, чтобы не выполнить обещания, придержать, чтобы потом одарить ими сверх всяких ожиданий. Денежные проблемы – всего лишь верхушка айсберга, под которой скрыты иные, глубинные, невидимые глазу распри между членами семьи.

Я знаком был с одной молодой семьёй. Они оба были не слишком трудолюбивые, но хотели, как многие молодые, всего и сразу. А богатый родственник, который добился своего богатства умом, талантом, хитростью, изворотливостью, но всё-таки сам, не торопился одаривать молодую семью. И уж так эти ребята его проклинали, так проклинали! Как будто это были их деньги! Ждали, когда он умрёт, чтобы поживиться. А он – вот незадача! – завещал всё своё добро совершенно другим людям. Так-то!

Да, деньги не оставляют равнодушным никого. Одни убеждены, что, если у них было бы больше денег, жизнь их стала бы намного лучше и они смогли бы обрести счастье. Другие, у кого денег много, по-видимому, постоянно озабочены тем, как добыть их еще больше, как потратить и не потерять. Вряд ли можно найти человека, который был бы удовлетворен тем, сколько денег он имеет и как их использует.

Помните, был такой кооператив «Инвестор-98»? Многие жители Дона от него пострадали. Каюсь: и я там держал когда-то для меня весьма солидную, собранную за  несколько лет сумму. В месяц, кажется, получал в виде процентов то ли три двести, то ли три восемьсот. Лет пятнадцать назад это была такая сумма вполне себе внушительная. Недолго, правда, получал – месяцев восемь. Потом чую – какая-то суета. Посыпались по стране такие кооперативы. Газетки читаю, телевизор смотрю, смекаю себе. Прихожу, говорю: давайте деньги назад, не хочу больше. А мне не отдают, уверяют в надёжности кооператива, чуть не облизывают. «Э!- думаю, - дело плохо!» В общем, правдами и неправдами удалось мне деньги забрать. Спасибо добрым людям, помогли. А через две или три недели кооператив тот лопнул. И деньги тысяч дончан пропали. Потом люди жаловались: у кого там было двести тысяч, у кого-то полмиллиона, а у кого и миллион, и даже несколько – на квартиру собирали. Всё пропало. Хотя некоторых я предупреждал! Не послушались – уж больно привыкли получать ни за что значительные дивиденды. А теперь… Что теперь? Ну, поймали, осудили, посадили. А деньги-то не вернули!

Да, хорошо, когда деньги есть. А если нет? Ведь у бедных совсем иные заботы, чем у богатых, но семейные конфликты, порождаемые деньгами, очень похожи. Для большинства из нас деньги так прочно вплетены в жизнь, что связанные с ними проблемы влияют и на наше здоровье, и на наши интимные взаимоотношения, и на отношения с нашими детьми и родителями. Это проблема, которая всегда с нами.

Деньги – это не просто наличность, позволяющая нам приобретать разные вещи. Имея деньги, можно купить образование, здоровье, безопасность. Можно купить время, чтобы наслаждаться красотой, искусством, обществом друзей, приключениями. Имея деньги, мы помогаем тем, кого любим, и предоставляем своим детям более широкие возможности. Имея деньги, можно покупать товары и услуги или приберегать такую возможность на будущее или для своих потомков. Деньги – это инструмент правосудия, с помощью которого мы возмещаем ущерб, нанесенный другим. Сколько таких случаев: сбил по пьянке, покалечил, заплатил деньги – и снова свободен и безгрешен.

Впрочем, что это я о деньгах как о чём-то очень плохом! Ведь деньги, если они тем более заработаны трудом и талантом, могут служить символом всего самого хорошего, что только есть в жизни: материальных благ, образования, здоровья, красоты, развлечений, любви и справедливости. Да, могут. Но чаще деньги, особенно большие деньги, приносят зло. Богатство нередко как будто несет на себе печать проклятья и приносит больше несчастий, чем радостей. Многие из нас предаются самому горькому отчаянию из-за того, что зарабатывают слишком мало, или боятся, что из-за отсутствия денег нам или нашим детям будет плохо. Поэтому деньги – не только символ всего хорошего в жизни, но и корень всех наших проблем.

И хоть мы постоянно говорим и думаем о деньгах, почти во всех слоях общества существует всеобщее табу на любые разговоры о нашем личном отношении к деньгам. Считается дурным тоном говорить о том, кто сколько зарабатывает и у кого сколько денег. Это потом, на кухне, мы перемоем кости всякому, кто хоть чуточку живёт лучше нас, или заклеймим и запрезираем тех, кто живёт хуже.

Деньги – это фундамент супружеской и семейной жизни. Из-за денег происходят ожесточенные ссоры между мужем и женой, родителями и детьми, братом и сестрой. Родители часто не знают, как разговаривать о деньгах с детьми, как и когда давать им деньги и когда не давать, а мужья не могут договориться с женами о том, как велика должна быть денежная помощь каждому из их детей. Многие из тех, кто прошел через развод, с горечью обнаруживают, что брак – это деньги. Говорят, что именно такие узы разорвать труднее всего.

У меня есть в Ростове одни знакомые. Он весьма обеспеченный и чрезвычайно капризный вдовец, она вышла за него замуж, хотя была моложе на шестнадцать лет. Вместе они уже лет пятнадцать. Состарились. Но сколько она от него натерпелась! Как он её только не обзывал, что только не говорил! На её месте многие бы плюнули и ушли. Но она прикидывала: приходит с работы в дом – полную чашу. Да, муж сварливый, но в конце концов приручила его, перестала обращать внимание на крики. Отдала лучшие годы своей жизни старику, но получила взамен достаток, смогла обеспечить детей и близких родственников. Стоит ли оно того? Каждый решает сам.

Учительница как-то написала: «Я работаю уже около 30 лет, а живу от зарплаты до зарплаты. Сначала деньги уходили на обучение детей, сейчас работаю одна, у мужа случайные заработки. Часто задумываюсь над тем, почему нет денег. Кроме того что я работаю в школе, я занимаюсь огородом. Но даже это приносит мизер доходов. В чём же причина? Наверное, в моём отношении к деньгам. Деньги не самое главное в моей жизни. А волнует меня то, что у моих сыновей происходит то же самое: и работают, и стремятся изменить что-то в своей жизни, но редко что получается».

А если спросить, голодает ли эта женщина? Вряд ли. Раздета-разута? Тоже вряд ли. Так чего же ещё нам нужно?!

Мысль о том, что по мере удовлетворения наших желаний они не ослабевают, на первый взгляд, кажется противоречащей здравому смыслу. Но кто может утверждать, что огорчение от неудовлетворенного желания отправиться в отпуск в Турцию или Таиланд окажется слабее мук голода? Вероятно, так уж устроен человек: как только удовлетворяются его главные жизненные потребности, тут же появляются новые.

Когда у нас разбитое корыто, мы мечтаем о новом. А потом нужна изба, дворянство, царский двор, владычество морское… Мы не только стремимся удовлетворять наши желания, но еще и создаем новые объекты вожделений. Создавая новые потребности, мы рождаем и новые конфликты. Демоны живут в нас самих; они олицетворяют желания, не поддающиеся контролю, жажду удовлетворения потребностей, а их удовлетворение, в свою очередь, порождает новую жажду.

У меня, например, нет машины. Это создаёт ряд неудобств, но, учитывая всё возрастающее количество транспорта, уже становится достоинством. Нет авто не потому, что я не мог бы на каком-то этапе жизни его приобрести, но просто потому, что не люблю машину, как должен любить её прирождённый водитель. Тем не менее большинство моих друзей и приятелей с машинами. Поначалу у них были «копейки»-«семёрки», потом «Рено», «Опель» и т.д. Когда я спрашивал, почему предпочтительнее иномарка нашей «Лады», меня снисходительно похлопывали по плечу: мол, ты понять этого не можешь. Но я понимал. Понимал, что иномарка сделана для водителя и пассажира, а наши машины – зачастую только для «АвтоВАЗа».

Ну, ладно, купили ребята импортные авто. Теперь-то что? А теперь они мечтают о более «крутых» тачках. В жажде денег находят свое отражение желание иметь Porsche (именно Porsche, а не просто автомобиль, на котором можно ездить); потребность обладать загородным домом (именно загородным домом, а не просто крышей над головой); потребность лакомиться пирожными и сластями (а не просто утоление голода). Жажда денег –  искусственная потребность, которая олицетворяет все остальные искусственные потребности – быть стройной и красивой, а не просто здоровой и сильной; быть влиятельным и вызывать восхищение, а не просто иметь хорошую работу; потребность глубокомысленно общаться, а не просто приятно проводить время.

Все это – искусственные потребности, и символическая жажда денег олицетворяет непреодолимое желание их удовлетворения. Для приобретения всех этих вещей мы предлагаем взамен свои тела, свое время, свою любовь и свое душевное спокойствие.

И проблема-то даже не в том, что денег мало. Их всегда не хватает, сколько бы мы ни зарабатывали. Просто одни умудряются жить на двадцать тысяч в месяц на четверых, а для других и двухсот тысяч мало.

По этому поводу много пословиц и поговорок в памяти народной. Сытый голодного не разумеет… У кого щи пустые, а у кого жемчуг мелкий…

Когда старые люди вспоминают, какие душевные отношения были между людьми, несмотря на тяготы и лишения войны, послевоенных лет, при развитом социализме, не надо полагать, что это их выдумки. Так и было. И именно потому, что люди жили в основном ровно. Если нечего было кушать, то нечего всем. И простые ситцевые платья были на большинстве девушек.

А теперь мы вертим головами по сторонам и страдаем: у Петьки новая машина, Ванька сыну квартиру купил, у Маринки дочка в медуниверситет поступила… Начинаем завидовать, разъедать себя и не можем остановиться. В гостях, на улице при встречах, в дружеской беседе мы постоянно сбиваемся: деньги, деньги, деньги. И какая-то боль пронзает нас в этих разговорах.

Вы знаете, я думаю, это происходит вот почему. Легко развалить страну, легко разворовать всё, что плохо лежит, строй сменить несложно. Но натуру человеческую не переделаешь быстро. В генетической памяти русского народа отсутствует культ денег. Мы сострадательны, миролюбивы, чуть-чуть с ленцой, иногда прижимисты. Случались и в старину на Руси убийства из-за денег. Но таких называли разбойниками. А теперь это уважаемые люди. Уже не «новые русские», а олигархи, мультимиллионеры, депутаты, министры…

Как-то по телевизору – передача про то, как известная певица Надежда Кадышева для дизайнерского оформления своей квартиры пригласила какого-то именитого итальянца. А у Шуфутинского колонны в квартире из натурального мрамора, обстановка – соответственная, с мраморными же статуями. И хозяин при этом недоумевает: разве это богатство?

Душа наша противится самой мысли о накопительстве. А нас подталкивают к тому, что главное в жизни деньги. И рвутся дружеские связи, уходит любовь, нет лада в семье, взаимопонимания с родителями. Деньги завладевают нами. Пока мы ещё боремся. Но кто победит в этой борьбе?

Игорь Северный


____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Комментарии

  • (15)(0)

    Ниочём...

  • (3)(0)

    А у предков пещеры были и они не жаловались....

  • (1)(0)

    А по мне так много правды... человеческих отношений действительно становиться меньше, а все больше и больше переходит в меркантильную плоскость...

  • (3)(1)

    Бред завистливого и никчемного...

  • (8)(0)

    И это о ком? Кто ест заморские вкусности и жалуется на нехватку денег? Реально тратишь зарплату на квартплату, на скромную еду и ничего не остаётся. Это те, кто имеет работу. У кого дети - вообще улёт!

  • (5)(0)

    Как всегда автор многословен, а текст абсолютно пустой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку «Отправить комментарий» Вы соглашаетесь с Правилами

Поделиться этой новостью:
Рубрики