С Новым годом!

Новости города Ростова-на-Дону и юга России
> В мире "Южного потока" не будет!

Совместная пресс-конференция Президента РФ В.В.Путина с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом

РЕДЖЕП ТАЙИП ЭРДОГАН (как переведено): Уважаемый Президент! Уважаемые министры! Уважаемые представители прессы! Дамы и господа, сердечно приветствую вас!

С господином Президентом и членами делегации сегодня мы провели довольно продуктивную встречу. Спустя два года мне было очень приятно приветствовать господина Президента здесь, в Турции. Хочу это подчеркнуть.

Визит господина Путина является знаковым событием и осуществляется в рамках работы Совета сотрудничества высшего уровня между нашими странами, который был учреждён в 2010 году. Турция придаёт большое значение Совету и его работе. Пятое совещание данного Совета мы завершили сегодня.

С момента завершения прошедшего совещания мы обсудили все вопросы, какие усилия мы можем приложить к дальнейшему развитию наших двусторонних отношений. В этом плане наши министры выступили с различными докладами.

Торговый оборот между нашими странами превышает 30 миллиардов долларов. В 2013 году торговый оборот между нашими странами составлял 32 миллиарда долларов. Мы наметили, что в 2020 году торговый оборот между нашими странами достигнет 100 миллиардов долларов, и на данный момент политическая воля в этом плане существует. Несомненно, у нас была возможность подробно обсудить именно сферу этого сотрудничества.

С другой стороны, мы также обсудили сферу инвестиций, что можем мы сделать, какие можем приложить усилия для развития сектора взаимных инвестиций в наших странах. Несомненно, общеизвестно, что 50 процентов газа мы поставляем из России, и значение российского газа здесь чувствуется. 25 миллиардов долларов составляет импорт из России, баланс, к сожалению, не в пользу турецкой стороны. 25 миллиардов мы платим России, а 7 миллиардов российская сторона поставляет нашей торговле. Несомненно, мы стараемся, желаем обогатить сотрудничество во многих сферах.

Хочу коснуться туристического сектора, туризма. Мы все знаем, общеизвестно, что число российских туристов, посещающих нашу страну, повысилось. И мы надеемся, что в будущем их число будет расти.

Одной из важных и крупных, стратегически важных инвестиций является запланированное строительство атомной электростанции «Аккую». И у нас была возможность обсудить это подробно с нашим, моим другом господином Путиным. Эта работа продолжается на протяжении нескольких лет. Стоимость этой атомной электростанции составляет около 20 миллиардов долларов. И в связи с этим мы проведём совместную работу как с Премьер-министром, так и с министрами, и эту совместную работу мы будем оценивать в рамках работ, проводимых российскими сотрудниками в нашей стране.

С другой стороны, хочу коснуться форума общественности, а также безвизового режима. Мы придаём особенно большое значение культурным контактам.

Также хочу отметить и ещё один вопрос относительно атомной электростанции «Аккую». Все мы знаем, что мы отправили в Россию многих специалистов на обучение, которые вернутся в нашу страну и будут осуществлять необходимую работу на площадке «Аккую». И, таким образом, новое поколение инженеров в этой области будет работать на этом направлении.

Только что коснулся культурных контактов между нашими странами. Форум общественности как раз является одним из трёх органов относительно этого вопроса. В наших встречах мы подробно обсуждали эти вопросы, а также коснулись консульских вопросов и дипломатических представительств в наших странах. Необходимо также отметить, что политическая воля принуждает нас также и к такой работе.

Другой наш общий вопрос, который является, я думаю, одним из наиболее важных. Сегодня мы провели ряд встреч и пришли к выводу, что стороны должны проделать необходимую работу и определиться относительно потребности по поставке газа, потому что Турция нуждается в поставке газа.

В ходе наших встреч мы коснулись региональных вопросов, обсудили тему террористических организаций, таких как так называемое «Исламское государство», DHKP-C. Обсудили и сирийский вопрос, иракский вопрос, проблемы в Ираке, и пришли к выводу, что региональные и международные вопросы в ходе наших встреч стали одними из самых обсуждаемых.

Мы подробно обсудили вопрос крымских татар. Российская сторона также отметила, что мы предоставляем все необходимые права крымским татарам. Обсуждался вопрос языка крымских татар, его принятие в качестве официального языка, многие другие проблемы крымских татар.

Мы надеемся, что в ближайшем будущем и в долгосрочной перспективе наши позиции по многим вопросам будут совпадать.

Что касается украинского кризиса, то, конечно же, мы заявляем о том, что украинский кризис должен быть обязательно разрешён в рамках международного права и с соблюдения всех договорённостей, а также минского соглашения. Мы имеем общее, единое мнение по этому вопросу.

Что касается международных вопросов и международных проблем, которые мы обсуждаем, то, конечно же, мы предпринимаем совместные шаги, для того чтобы разрешить эти проблемы. В первую очередь наши отношения базируются на взаимном доверии, и мы надеемся, что для всего региона наши отношения принесут пользу и будут гарантом мира и спокойствия.

Что касается пятого заседания нашего совета, я надеюсь и верю в то, что наша работа внесёт вклад в установление мира, безопасности и стабильности в регионе, в мире и в обеих наших странах.

Большое спасибо.

В.ПУТИН: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Хочу подтвердить, что переговоры в ходе государственного визита в Турцию прошли в исключительно дружественной и конструктивной атмосфере.

У нас была состоятельная беседа с Президентом Эрдоганом, а затем мы провели весьма результативное заседание Совета сотрудничества высшего уровня. Детально обсуждён широкий круг вопросов российско-турецкого взаимодействия, которое приобрело характер многопланового продвинутого партнёрства. Подписан, как вы видели, солидный пакет документов.

Турция является одним из ведущих торговых партнёров России. В свою очередь, наша страна занимает второе место после Федеративной Республики Германия в турецкой внешней торговле. Оборот растёт, мы преодолели негативные тенденции прошлого года, незначительно, на полпроцента, но всё-таки вырос в этом году торговый оборот. Растут и взаимные инвестиции. Мы условились, что правительства наших стран проработают конкретные меры по стимулированию взаимных торговых потоков.

Важным направлением двустороннего взаимодействия считаем энергетику. В этой отрасли наши отношения вышли на подлинно стратегический уровень. Россия является крупнейшим экспортёром топлива, сейчас господин Президент об этом только что сказал. На турецкий рынок мы поставляем не только газ, но и существенные объёмы нефти и нефтепродуктов. С целью удовлетворения растущего спроса турецкой экономики на энергоресурсы достигнута договорённость о расширении «Газпромом» мощностей трубопровода «Голубой поток». По просьбе наших турецких друзей мы в ближайшее время увеличим поставки на турецкий рынок ещё на 3 миллиарда кубических метров.

Теперь пару слов о таком крупном проекте, как «Южный поток», [трубопроводе] по дну Чёрного моря. Мы благодарны нашим турецким друзьям за то, что Турция, несмотря на то что прямой выгоды у Турции в осуществлении этого проекта не было, своевременно предоставила все разрешения на строительство этой трубопроводной системы в исключительной экономической зоне Турции.

Вместе с тем, с учётом позиции Еврокомиссии, которая не способствует реализации этого проекта, с учётом того, что мы только что, недавно совсем получили разрешение от соответствующих инстанций в Нидерландах, правда, положительное решение, но с учётом того, что мы до сих пор не получили разрешения от Болгарии, мы считаем, что Россия в этих условиях не может продолжать реализацию данного проекта. Имея в виду, что сейчас нужно выходить на строительство этой трубопроводной системы в Чёрное море, мы не можем начать строительство в море до тех пор, пока у нас нет разрешения от Болгарии, а начать стройку в море, подойти к болгарскому берегу и остановиться – это просто нелепо. Думаю, что это понятно всем. Поэтому мы вынуждены будем пересмотреть своё участие в этом проекте. Но с учётом растущих потребностей Турции мы готовы не только расширить «Голубой поток», о котором уже говорили, но и построить ещё одну трубопроводную систему, для того чтобы обеспечить растущие потребности турецкой экономики, а если будет признано целесообразным – создать на турецкой территории, на границе с Грецией, и дополнительный газовый хаб для потребителей в Южной Европе.

Кроме этого мы договорились с Президентом Эрдоганом о том, что мы по просьбе турецких партнёров и имея в виду расширение сотрудничества в нефтегазовой сфере с 1 января понизим цены на голубое топливо для турецких потребителей на шесть процентов. И готовы будем снижать эти цены дальше, по мере реализации наших совместных крупных проектов.

Было упомянуто о сотрудничестве в сфере строительства атомной электростанции. Хочу в этой связи отметить, что российская компания «Росатом» не просто строит объект в Турции – атомную электростанцию, а создаёт целую отрасль. Это касается и научных исследований, это касается подготовки национальных кадров. Уже сейчас в России проходят подготовку свыше 200 студентов из Турции, которые обучаются по соответствующим профильным специальностям, а в дальнейшем, конечно, возможна подготовка кадров для этой отрасли на турецкой территории.

Мы развиваем наши отношения в кредитно-финансовой сфере и считаем, что весьма важным является расширение торговли в национальных валютах. Будем всячески к этому стремиться и будем поощрять работу соответствующих финансовых учреждений как в Турции, так и в России.

Мы работаем и в сфере высоких технологий, в современной экономике. В интернете на турецком языке уверенно расширяет своё присутствие российская поисковая система «Яндекс». Мы работаем в области металлургической промышленности, автомобилестроения, лёгкой промышленности. Россия и Турция заинтересованы в создании перспективных совместных предприятий в сфере транспорта и инфраструктуры. Турецкие фирмы более 20 лет успешно работают на российском строительном рынке. Только в осуществлении проекта по подготовке Олимпийских игр в Сочи турецкие компании освоили общий объём строительных работ на сумму свыше 3 миллиардов долларов.

Мы рассчитываем, что опыт турецких компаний будет использован и при строительстве спортивных сооружений и инфраструктуры при подготовке к чемпионату мира по футболу в 2018 году.

Укрепляются контакты в культурно-гуманитарной сфере. Мы будем содействовать форуму общественности с обеих сторон и считаем это очень важным.

Прямые контакты между гражданами осуществляются и в ходе растущего потока туристов из России в Турцию. Российские туристы по количеству посещений в Турции вышли на первое место, и это абсолютная величина, свыше 4,5 миллиона туристов в год, уверен, и это не последняя цифра, что называется, этот поток будет только увеличиваться. Планируем провести в наших странах в 2016 году перекрёстный Год туризма, соответственно, сначала в Турции, потом в России. Считаем, что это чрезвычайно важно.

Будем всячески поддерживать и межрегиональное сотрудничество. Господин Президент сейчас рассказал о наших переговорах в плане взаимодействия на международной арене. Мне к этому нечего добавить. Есть вещи, к которым мы подходим, оцениваем по-разному, но у нас общее, совершенно очевидно, выраженное стремление к урегулированию всех острых кризисов, и мы, безусловно, будем координировать нашу работу.

Благодарю вас за внимание.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, не могли бы Вы по поводу «Южного потока» уточнить, несколько неожиданно прозвучала новость. Что в итоге будет с этим проектом, он приостанавливается? Каковы его дальнейшие перспективы: он становится двусторонним проектом Россия – Турция? Какие есть ещё возможности?

Если можно, второй коротенький вопрос по поводу АЭС. С чем связана задержка в реализации этого проекта? Не повлияют ли непростые финансово-экономические условия на его реализацию? Спасибо.

В.ПУТИН: Первое, что касается «Южного потока». Мы считаем, что позиция Еврокомиссии была неконструктивной. По сути, не то что Еврокомиссия помогала бы в реализации этого проекта. Мы видим, что создаются препятствия к его реализации. Если Европа не хочет его реализовывать, ну, значит, тогда он не будет реализован.

Мы перенацелим потоки наших энергоресурсов на другие регионы мира, в том числе с помощью продвижения и ускоренной реализации проектов по сжиженному природному газу. Будем продвигать на другие рынки, и Европа не получит этих объёмов, во всяком случае, из России. Мы считаем, что это не соответствует экономическим интересам Европы и наносит ущерб нашему сотрудничеству.

Но таков выбор наших европейских друзей, здесь ничего нет, они, в конце концов, покупатели, это их выбор. Но начинать этот проект сейчас, когда у нас до сих пор не получено разрешение Болгарии на вход этого проекта в исключительную экономическую зону Болгарии, на её территорию – сами понимаете, это нелепо. Что же, мы сейчас вложим сотни миллионов долларов в проект, пройдём через всё Чёрное море и встанем перед болгарской границей, что ли? Как это наши коллеги себе представляют? Значит, мы его реализовывать не будем. Хотя компания, которая должна была это строить, готова сегодня прямо, ещё вчера начать работать, и для этого всё готово.

Кстати говоря, болгарские мои коллеги мне всегда говорили, что всё что угодно, но «Южный поток» они точно будут реализовывать, потому что это соответствует их национальным интересам. Но вот, к сожалению, этого не случилось. Если уж Болгария лишена возможности вести себя как суверенное государство, то хотя бы пускай они потребуют от Еврокомиссии деньги за неполученную выгоду, потому что только прямые доходы бюджета Болгарии составили бы от транзита не менее 400 миллионов евро в год.

Но, в конечном итоге, это тоже выбор наших партнёров в Болгарии, у них, видимо, есть какие-то обязательства. Но это не наше дело, это дело наших партнёров.

Что касается Турции, то в Турции растёт потребление. Примерно наши турецкие партнёры понимают, как будет расти экономика в Турции и сколько потребуется энергоресурсов. Мы готовы их предоставить. Это первое. И готовы расширить поставки и по «Голубому потоку», и построив дополнительную линию поставок.

Как я уже сказал, если потребуется, если наши профильные ведомства и участники экономической деятельности – «БОТАШ», с одной стороны, и «Газпром» – с другой (а они по этому поводу как раз и подписали сегодня меморандум), сочтут это возможным, то они тогда создадут на турецко-греческой границе газовый хаб для юга Европы. И все, кто заинтересован в получении оттуда энергоресурсов, могут туда приходить и там приобретать.

Повторяю, эта работа требует дополнительной проработки. Я считаю, что это вполне реализуемый проект. По мере расширения нашего сотрудничества мы для Турции как для стратегического партнёра будем понижать и цену. Первый шаг к этому – снижение с 1 января на 6 процентов, а затем дальше ещё, может быть, на столько же, может быть, чуть-чуть даже и пониже. Это всё зависит от того, как мы будем выстраивать отношения с партнёрами в этой сфере.

Мы в Германии выстроили отношения так, что «Газпром» получил доступ в сети на территории Германии, и поэтому цена газа там пониже, чем в других странах Европы. Это естественный выбор партнёров. Я уверен, что мы к такому же уровню сотрудничества подойдём и с Турцией.

А что касается атомной электростанции, проект уникальный в том смысле, что он впервые строится по принципу «плати – владей – эксплуатируй». То есть Россия, российская компания, будет собственником этой станции. Конечно, это большой объём инвестиций – 20 миллиардов. Россия не отказывается от этого проекта. Наоборот, если турецкие власти считают это правильным и хотят не только электростанцию, а хотят создать отрасль, современную отрасль, то мы будем готовы этот проект осуществлять. Мы не видим там никаких сложностей со сроками и с финансированием, всё будет реализовано так, как мы договаривались, и самым наилучшим образом с точки зрения обеспечения безопасности, потому что мы предоставляем технологии постфукусимского периода с повышенными критериями по обеспечению безопасности.

ВОПРОС: У меня вопрос к двум президентам. Вы коротко уже сказали, что в ходе переговоров обсуждали и сирийский вопрос. Известно, что у Москвы и Анкары расходятся, достаточно даже сильно, мнения по поводу урегулирования сирийского вопроса, сирийской проблематики. Не могли бы подробней рассказать, что вы обсуждали и удалось ли сблизить позиции?

И ещё одно уточнение. Вы поставили амбициозную задачу довести товарооборот к 2020 году до 100 миллиардов. Но может ли турбулентность мировой экономики помешать политической воле, как вы уже сказали, выполнения этой задачи? Спасибо.

РЕДЖЕП ТАЙИП ЭРДОГАН: В первую очередь по поводу повышения уровня товарооборота до 100 миллиардов долларов, эта цель была поставлена для осуществления до 2023 года. Мы с господином Президентом проявили волю проводить необходимую работу для того, чтобы достичь этой цели.

Что же касается сирийского кризиса, четыре года продолжались наши переговоры по этому вопросу. Руководство Сирии, которое уничтожает своих граждан, – мы искренне выразили своё отношение к этому режиму. У господина Президента другая позиция в данном вопросе, но в общем и целом по поводу разрешения сирийского конфликта мы достигли определённой договорённости. Единственное, что нам не удалось согласовать, – это пути урегулирования кризиса.

Террористическая организация «ИГ» – у нас общая позиция по отношению к этой организации. Я выслушал речь господина Лаврова в Совете Безопасности ООН. Тогда он высказал свои взгляды по поводу борьбы с «ИГ». В вопросе борьбы с терроризмом у нас никаких расхождений во мнениях и взглядах нет. Обе страны проводили свою борьбу с терроризмом. В мире нет таких понятий, как «наши террористы», «ваши террористы». Хороших и плохих террористов не бывает. Все страны, руководители всех стран выступают против терроризма и обязаны создать общую платформу для борьбы со всеми террористическими организациями.

Режим Сирии поддерживал террористическую организацию «ИГ», так называемое «Исламское государство». 40 процентов территории Ирака и около 30 процентов территории Сирии захвачены этой организацией. Кто же поддерживает эту организацию? Мы обязаны вести совместную борьбу против такой террористической угрозы. Ответственность лежит на Турции, России и даже на Иране, и мы время от времени обсуждали этот вопрос. К этому вопросу нужно подходить с гуманитарной точки зрения, и только таким образом мы можем создать платформу солидарности.

Что будет, если будет свергнут режим Асада? Это очень неправильная позиция. Сирией до настоящего времени правил Асад. Именно режим Асада виноват в сложившейся ситуации: полностью разрушена страна, применены все виды оружия, уничтожены исторические памятники, уничтожена цивилизация, жестоко убиты люди, 7 миллионов человек оказались в положении беженцев, и моя страна вынуждена также принимать часть этих беженцев. Около 5 миллиардов долларов мы потратили на затраты, связанные с миграцией, то есть мы принимаем беженцев, и всё ещё в этом регионе продолжается конфликт, продолжаются столкновения.

Поэтому мы придаём большое значение сотрудничеству с Россией. Мы просто вынуждены игнорировать руководство Асада, потому что иначе мы не сможем урегулировать этот конфликт. Около 140 стран в мире, как вам известно, поддерживают оппозицию Сирии, и все слои сирийского общества должны участвовать в новом руководстве Сирии для того, чтобы народ мог участвовать в выборах в мирной обстановке. Я думаю, что в этом долг тех, у кого объективный взгляд на сирийский вопрос. И такова наша позиция в сирийском вопросе.

Благодарю за вопрос.

В.ПУТИН: У нас общее мнение по поводу того, что ситуацию в Сирии нельзя считать нормальной. У нас общее мнение по поводу того, что мы не хотим допустить хаоса на этой территории и не хотим допустить усиления террористических организаций, так, как это произошло в Ираке, где, как господин Президент сказал, почти 40 процентов территории уже захвачено террористической организацией. Этого никто не хочет. Вопрос в том, как создать условия, при которых все люди, которые проживают в стране, будут чувствовать себя в безопасности, будут иметь одинаковый доступ к управлению страной и будут сотрудничать. Здесь мы, безусловно, должны найти приемлемое абсолютно решение, прежде всего приемлемое для самого сирийского народа и всех политических сил страны. Мы, безусловно, будем находиться в контакте со всеми участниками этого процесса, в том числе и с нашими друзьями в Турции.

Что касается объёмов торговли, то могу сразу сказать, что это непростая задача в современных условиях. У нас оборот 33 миллиарда долларов. Мы говорили о необходимости выйти на 100 миллиардов. Сегодня наши министры экономического развития и документы подписывали соответствующие, и вели переговоры друг с другом по поводу того, какие условия создать для дополнительного расширения товарооборота и что можно сделать дополнительно для того, чтобы выйти на подписание договора о зоне свободной торговли. Это непростая задача – выйти на такой режим торговых отношений, но она реализуема. Это первое.

И второе. У нас есть совершенно точно большие резервы уже сегодня в тех областях, которые не проработаны должным образом и пока, к сожалению, в том числе и для российской стороны, встречаются с какими-то бюрократическими преградами. В частности, допустим, расширение торговли в области сельхозпродукции. Россия в этом заинтересована сегодня, мы готовы свои рынки открыть, но там очень много текущих бюрократических проблем, которые нам нужно преодолеть. Мы, конечно, будем это делать. Здесь тоже очень большие резервы.

Конечно, и инвестиционные потоки. Я уже говорил, у нас металлургическое предприятие здесь построено, «Магнитка» вложила 2 миллиарда долларов. Турецкие партнёры открывают деревоперерабатывающий завод на территории Российской Федерации. У нас здесь открыто производство по сборке наших автомобилей. У нас есть над чем работать, и это всё нам создаёт хорошие условия для того, чтобы выйти как минимум на тот торговый оборот, о котором я сказал.

ВОПРОС: Мой вопрос господину Путину. Вы уже коснулись сирийского вопроса, имеются расхождения в позициях Турции и России. У Вас прошла встреча с Министром иностранных дел Сирии, после которой прозвучали определённые комментарии. Говорится о том, что, возможно, начнётся новый этап в сирийском вопросе. Можно ли говорить о начале нового этапа? Вы настаиваете на том, чтобы Асад оставался у власти?

И господину Эрдогану вопрос. Мы знаем Ваши взгляды. Можете ли Вы сказать, что Ваши требования удовлетворены в данном вопросе? Вы говорили о платформе солидарности, можете ли раскрыть суть этой платформы?

В.ПУТИН: Я уже сказал в целом о нашем подходе к ситуации в Сирии. Ваш вопрос по поводу того, настаиваем ли мы на том, чтобы господин Асад оставался у власти, я хочу переадресовать сирийскому народу. Всё-таки там состоялись выборы, можно по-разному к ним относиться, но они показали, что у действующего Президента Асада достаточно большая поддержка среди населения Сирии. Но мы не считаем, что ситуация нормальна. И с Министром иностранных дел Сирии, и с другими сирийскими руководителями мы всё время говорим о том, что нужно найти приемлемые для всех участников политического процесса, для всех политических сил страны формы сотрудничества между собой, выхода на прекращение кровопролития, гражданского противостояния и объединения усилий для развития собственной страны. Вот к этому мы и будем стремиться, во-первых.

Во-вторых, должен сказать, что есть определённые технические сложности, связанные с тем, что контакты с сирийским руководством в силу понятных причин у нас ограничены, и мы вот так напрямую не можем влиять на все эти процессы, но мы постараемся это делать.

РЕДЖЕП ТАЙИП ЭРДОГАН: Хочу дать оценку тому, что касается выборов в Сирии. Везде в мире все, кто совершает государственный переворот, набирают по 95 процентов голосов. И в нашей стране в прошлом, когда были государственные перевороты, была такая система. Было открытое голосование. По завершении результатов выборов объявлялись результаты по желанию руководителей госпереворота. Все мы столкнулись с такой же проблемой. Мы были свидетелями того, кто участвовал в выборах в Египте, кто в Сирии участвовал, кто не участвовал.

Нужно отметить, что когда демократические выборы в Египте были проведены, Мурси набрал 52 процента голосов, но антидемократическим путём, путём госпереворота Мурси был свергнут и сейчас находится под арестом. И в результате всех этих событий мы можем сказать, мы видим, что антидемократические методы привели к власти людей, которые стараются делегализовать другие силы.

С другой стороны, касательно платформы. Как можно образовать такую платформу? Ранее мы с моим другом, Президентом, говорили на эту тему, что в результате совместной работы можно прийти к какому-то определённому выводу. Можно сказать, что Турции, России, Лиге арабских государств можно совместно провести работу, и мы не должны забывать, что 141 страна поддерживает коалицию в Сирии, что есть такая коалиционная сила. И в этом процессе они все желают одного – чтобы Асад покинул власть. Но, с другой стороны, если Асад покинет власть, кто же придёт к власти? Я считаю, я говорю, что если Асад уходит, если Асад покинет власть, тогда к власти придёт национальная воля. Мы должны приготовить такую почву.

Если мы будем говорить, что к власти придёт «ИГ», так называемое «Исламское государство», тогда мы должны создать платформу солидарности. Речь идёт об этом, чтобы вести борьбу с такими террористическими организациями. И в этом плане мы должны серьёзно относиться к сирийскому вопросу, чтобы все стороны включились в этот процесс, участвовали в этом процессе, и чтобы власть была передана легитимным силам, чтобы полностью были устранены террористические угрозы.

ВОПРОС: Согласно продовольственной программе ООН около 2 миллионов беженцев была предоставлена продовольственная помощь. Как Вы оцениваете эту позицию? Комиссия ООН по оказанию гуманитарной помощи беженцам приостановила эту помощь, так как многие организации не сдержали своё обещание – это Ливан, Ирак и Иордания. Как Вы оцениваете эту ситуацию?

РЕДЖЕП ТАЙИП ЭРДОГАН: Дорогие друзья, я хочу отметить, что мы не можем искренне поддерживать такую позицию. Я не знаю, что случилось с донорами, что они сделали, как они сдержали или не сдержали свои слова, но я хочу сказать, что в Турции на данный момент количество сирийских беженцев достигло 1 миллиона 600 тысяч человек. Около 5 миллиардов долларов мы потратили. Мы здесь не раздаём какие-то талоны, мы здесь обеспечиваем учёбу, обеспечиваем продовольствие, обеспечиваем гигиену, обеспечиваем здоровье, обеспечиваем одеждой всех этих беженцев. Это просто так не бывает. Только Турция – единственная страна всё это обеспечивает.

Но, с другой стороны, чем помогает нам мир? 200 миллионов долларов. Знаете, сколько в Европе сейчас беженцев? Я сейчас вам скажу: 130 тысяч беженцев. Когда здесь всё очевидно, почему только 130 тысяч беженцев в Европе? Или почему европейские страны не открывают свои границы для беженцев из Сирии?

Обращайтесь к своей совести, и всё человечество должно обратиться. На заседании Генеральной Ассамблеи ООН я также коснулся этого вопроса. Мы должны достичь чего-то. В качестве члена Генеральной Ассамблеи ООН мой дорогой друг, господин Президент, тоже должен выступить. Куда идёт ООН? Чего они хотят? 7 миллионов человек, и большинство из этих 7 миллионов человек находятся в статусе беженцев. Несомненно, мы хотели бы, чтобы все они жили в нормальных условиях. Но опять-таки повторюсь, что 1 миллион 600 тысяч человек находятся в нашей стране, 500–600 тысяч беженцев в Иордании, и, несомненно, в Сирии также люди находятся в своей стране в статусе беженцев. Этот процесс должен завершиться. Мы желаем этого. Большое спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пресс-служба Президента России


____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики