Новости города Ростова-на-Дону и юга России
> в России Родион Петров: Великая Отечественная война в судьбе моей семьи

Родион Петров: Великая Отечественная война в судьбе моей семьи

В редакцию "Большого Ростова" в День Победы пришло письмо, которое мы сегодня публикуем...

Война прошла по нашей жизни подобно смерчу. Деревня Муравчик, которую описывал в рассказе «Сержант Шадрин» Андрей Платонов, где мой прапрадед был когда-то почтальоном, была стерта с лица земли - ее сожгли немцы отступая: «Первые бои на этом фронте, где дрался Шадрин, были под Муравчиком… Немцы снова захотели здесь, на Курской дуге, повернуть войну в свою пользу и обрушили на нас мощный удар техники и живой силы. Несколько суток непрерывно шел бой». Куда там было уцелеть горстке сохранившихся двориков под шквалом огня панцирной армады!

В предисловии к одному из томов «Книги Памяти» мой дед Баранчиков Валентин Васильевич, член Союза журналистов России, заслуженный деятель культуры России, бывший юный защитник Родины писал: «Я все-таки думаю, что главными читателями ее будут молодые люди, теперь уже внуки, а может, и правнуки павших фронтовиков. И пусть о близком для них человеке в книге сказано всего несколько слов — но зато, быть может, это и есть то главное, что успел сделать солдат: защитить Родину. Прикрыть ее собой. В этих строчках я хотел бы обратиться именно к сегодняшней молодежи: ведь мы, старшее поколение, тоже были
когда-то молодыми. И даже моложе вас, сегодняшних.

Я как раз и представляю то поколение, которое не просто увидело войну глазами ребенка, подростка, но и успело по-настоящему повоевать. Мы были в прямом и переносном смысле детьми войны. Нам, мальчишкам и девчонкам 40-х годов, довелось повидать и пережить такое, что не каждый долгожитель порой может увидеть за всю свою жизнь...

Мальчишки на войне научились отвечать за свои поступки со всей серьезностью взрослого человека. Обычно стойкость духа приходит к человеку отнюдь не в десять или даже пятнадцать лет, а значительно позже. Но на той войне мы взрослели не по годам. Сама жизнь экзаменовала нас в жестоких боях, в трудных походах и именно здесь проверялись стойкость духа, мужество, любовь к Родине».

Все тяготы и лишения войны ребята переносили наравне со взрослыми. И, как писала в начале войны газета «Правда», «наши дети — героические, велико-
лепные советские дети — с мужеством взрослых борются за Родину. В их крови горит любовь к свободе. И слово Родина для них — не мертвое слово, а сама
жизнь, само биение сердца, пламенный призыв, глубочайшая любовь...» 

Мой дед по материнской линии и другие мальчишки были маленькими солдатами великой войны. Очень рано они стали самостоятельными не по годам, а по восприятию мира пришла к ним зрелость.

Деду было 12 лет, когда жизненные обстоятельства привели его вместе с прадедом, прабабушкой и сестрой деда в Дмитровский партизанский отряд, базировавшийся в районе Курска и Орла. Он был тогда пионером, пацаны ходили в разведку, обслуживали партизанский аэродром, распространяли по селам листовки со словами правды о ситуации на фронте, во время боевых действий подносили патроны, выносили раненых в безопасные места, были ездовыми. Обязанностей хватало, но они были горды, что все это доверяют им, мальчишкам. После освобождения маленького городка Дмитровска, что на Орловщине, занимались разминированием улиц. Дед рассказывал, что он принимал в этом активное участие. Некоторые из ребят погибли, у моего деда остались на теле шрамы от разорвавшихся гранат. Кто тогда думал, что это опасно, рискованно! Они знали только одно слово – «надо»... Многие ребята воевали без всяких поблажек. И пусть взрослые по-своему, как могли, берегли детей от самых опасных заданий, но на войне случалось всякое.

Война, словно гигантское лезвие топора, разом отсекла прошлое от настоящего. Все это было: ледяные ночи на снегу; казавшееся райским тепло землянок;
гнев и печаль при виде развалин и пепелищ... И все это вошло в душу, в сознание, в самую середину израненного сердца моего деда.

Не учеба в светлых и теплых школьных классах, не игры и шалости с ровесниками достались детям-воинам, моему деду. Их удел был иной: борьба жестокая, кровавая, подчас смертельная — в рядах сражающегося народа. Рано повзрослев, увидев кошмары и ужасы войны, мой дед, быть может, еще не столько
умом, сколько сердцем понял, что грозит ему и близким, и потому, не раздумывая, взялся вместе с отцом за оружие, чтобы защитить Отечество.

Подростку 40-х годов во всем хотелось быть достойным своих отцов. Стать на их место, подставить родной стране пусть еще слабое, но все же свое плечо — во всем этом было то самое единство поколений, которое отнюдь не придумано историками и публицистами: оно действительно БЫЛО.

Ранним утром 1 октября 1941 г. в райком партии позвонили из Глушковского района Курской области. Сообщили, что обстановка напряженная, самолеты немцев бомбят военные и гражданские объекты. К вечеру огромная колонна немецких танков двигалась по Киевскому тракту в направлении Дмитровска.

Армада бронированных машин с крестами на бортах, громыхая по городу, устремилась на восток, когда А.Д. Федосюткин, С.Г. Жариков, Ф.Н. Гальцов и еще несколько человек из партактива, среди них был и мой прадед Баранчиков Василий Иванович, под прикрытием сумерек уходили в друженские леса. Так зародилось ядро будущего Дмитровского партизанского отряда.

Коммунисты отряда, которых на первых порах было 13 человек, развернули работу по сколачиванию партизан, налаживали связь с населением, которое в большинстве своем поддерживало народных мстителей и люто ненавидело фашистов и предателей. Дед рассказывал, что крестьяне выдали малобобровского лесника Облаухова, который навел на след партизан немцев. Гитлеровский лакей поплатился за это своей жизнью.

Первая курская партизанская бригада, действовавшая в годы войны, была сформирована 3 октября 1941 г. из михайловского партизанского отряда, дмитриевского, дмитровского, троснянского, поныровского, кавалерийского и отряда им. Железняка. Партизаны контролировали 25 сельсоветов.

К весне 1942 г. местный отряд народных мстителей вырос до ста с лишним бойцов. В леса уходили семьями, ушел в леса всей семьей и мой прадедушка Василий Иванович Баранчиков вместе с бабушкой Натальей Александровной, моим дедом Валентином Васильевичем, которому было 12 лет, и его младшей сестрой Раисой, ей было только 6. Дерзкие вылазки партизан на дорогах, боевые рейды по тылам оккупантов становились все ощутимее.

Вооружались как могли. Для обеспечения партизан оружием кустарным способом было организовано производство простейших видов вооружения и боеприпасов, изготовлено 30 тыс. гранат Миллса, 40 тыс. партизанских бомб, 5 тыс. дорожных мин, 54 тыс. бутылок с горючей смесью. Было приобретено 15 тыс. кг взрывчатых веществ, 3 тыс. кг пороха и завезено из других областей 3,5 тыс. гранат РГД-33,6.

Партизанские отряды устраивали засады на путях продвижения противника, минировали дороги, нападали на маршевые подразделения, выводили из строя телефонно-телеграфную связь, сжигали склады с зерном, предназначенным для отправки в Германию.

Им пришлось действовать в труднейших условиях. Каратели собрали против них крупные силы, но уничтожить их врагу не удалось. Тогда фашисты решили расправиться с местным населением. Все села и деревни вокруг лесов Дмитриевского, Михайловского и Дмитровского районов были сожжены оккупантами. А поселки Большой Дуб, Погорелый, Холстинка и Красная Звезда враги сожгли вместе со всеми жителями, в том числе со стариками и детьми.

В Первой курской бригаде действовал партизанский аэродром, который принимал самолеты, доставлявшие оружие, боеприпасы, медикаменты, газеты, письма. Отсюда увозили в советский тыл раненых, больных, стариков и женщин с детьми. Самолеты доставили партизанам типографию, благодаря чему в тылу врага стала издаваться газета «Народные мстители».

С октября 1941 г. по 3 марта 1943 г. отряды бригады уничтожили, ранили и пленили более 11 тыс. оккупантов и их пособников, пустили под откос 115 вражеских железнодорожных эшелонов, взорвали три дрезины, 43 км железнодорожного полотна, 118 автомашин, 23 танка и бронемашины, 56 мостов.

По сохранившимся сведениям, на боевом счету дмитровских партизан тысячи уничтоженных немецких солдат, офицеров и предателей Родины, 49 пущенных под откос вражеских эшелонов, 5,5 км взорванных железнодорожных путей, много захваченных трофеев противника.

Дед рассказывал, что оккупанты не чувствовали себя хозяевами на дмитровской земле. Их раздражала непокорность местного населения, бесили сводки о «наглых выходках» партизан. В Дмитровске появился бургомистр — некий Усов.

С реорганизацией территориально-административного управления в районе участились карательные операции против патриотов и населения. Дед рассказывал, что в середине сентября вооруженные ручными пулеметами и автоматами каратели ворвались в село Брянцево, где находилась небольшая группа партизан, и учинили там погром. Они выгнали из домов хозяев, разграбили имущество крестьян и предали огню их жилища.

Но этого оккупантам и их лакеям показалось мало. В грязном местном листке «Дмитровская газета» публикуется указ Усова: «...За убийство наших двоих бойцов партизанами, начальнику полиции господину Кацюрба расстрелять десять партизан и их шпионов, содержащихся в дмитровской тюрьме...». Приказы выполнялись с немедленной педантичностью...

Разгул фашистского насилия усиливался по мере роста партизанского движения и неудач гитлеровцев на восточном фронте. По рассказам деда, первыми жертвами «нового порядка» стали советские активисты, выступившие в защиту жителей деревни Ферезева от грабежа. В Лубянках по подозрению в связи с партизанами были расстреляны Ф.М. Бунцев, В.Р. Макешин, И.К. Ковардаков, Е. Гулякина с семилетним ребенком. Расстреливали не только по подозрению, по национальным и партийным признакам, просто ради потехи.

На площади в центре города оккупанты соорудили виселицу и согнали сюда на показательную казнь всех горожан. Казнили счетовода Долбенкинского колхоза коммуниста А.И. Болванова и попавшего в плен партизана И.М. Лучина. Не пощадили и сестру Лучина, расстреляв ее в тюремном дворе на глазах заключенных.

В ответ на зверства фашистов и их приспешников население района поддержало инициативу партизан по сбору денежных средств в фонд Красной Армии. В короткий срок дмитровцы сложились и передали по назначению 200 тыс. руб.

Мой дед посвятил этому периоду несколько очерков, опубликованных в газете «Курская правда»: «Бесстрашный партизан», «Дороги партизанской славы», «Партизанская радистка», а также в газете «Сельские зори» очерк «Этот день мы приближали, как могли…».

Моя прабабушка по линии мамы, Успенская Зинаида Николаевна, закончив медицинский колледж, перед войной после распределения работала в больнице, где главным врачом больницы была Агафья Ивановна Куренцова (1898–1942), которая в годы войны организовала подпольный госпиталь в деревне Сосково Орловской области, лечила советских солдат, поддерживала связь с партизанами. Впоследствии она была схвачена фашистами и после жестоких пыток расстреляна.

Агафья Ивановна принимала роды у моей бабушки Успенской Марии Николаевны и дала ей имя Ираида. Зинаиду Николаевну фашисты угнали в Германию, когда ей было 18 лет. Она провела там несколько лет вместе с французскими пленными и приехала из Германии уже после войны.

Еще и сегодня солдатам Великой Отечественной снятся военные сны. Еще сегодня они умирают от ран, полученных на той войне. Еще сегодня во многих домах продолжают ждать без вести пропавших. Ждут и помнят, помнят и надеются... 

Дорогой ценой досталась нам Победа. З-а каждой судьбой –  свой, неповторимый и единственный мир. Скольких же не досчиталась наша Родина! Сколько прервалось родословных! Сколько детей так и не родилось у тех, кто не успел стать отцом!

Впрочем, главное они все же успели — заслонить собой Родину. Вечная им память!..

Родион Петров

Подготовил

Владимир Сидашев

 

____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Один комментарий

  • Елена:

    На Тверском бульваре в Москве сейчас открыта фотовыставка «Юные защитники Родины 1941-1945», которую Российское военно-историческое общество подготовило ко Дню Великой Победы (м. «Тверская», «Пушкинская» до 3 июня 2022 г.). Один из стендов посвящен юному защитнику Родины В. В. Баранчикову
    https://big-rostov.ru/wp-content/uploads/2022/05/img-20220504-wa0008.jpg

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку «Отправить комментарий» Вы соглашаетесь с Правилами.
Если не работают лайки-дизлайки, читайте здесь

Материалы с лучшими фото

Счетчики, соцсети

  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru