Всё о школе

Новости города Ростова-на-Дону и юга России

Человек – существо семейное. Встречаются, правда, какие-то отклонения, случаются и отшельники: есть одинокие женщины, бывают убеждённые холостяки. Но в том-то и дело, что – убеждённые. Убедились на чужом негативном примере или убедили себя сами. А природное, веками заложенное в человеке – семья. Жить надо вместе. Вместе легче горе, вместе веселее радости. В семье и трудности делятся на всех.

То есть семья – это благо, ни у кого не вызывает сомнения. Но в России прижилось мнение, что семья обязательно требует жертв. Мы вообще как-то весьма и драматически жертвенный народ. Достоевский ещё восклицал: «Пострадать бы!» И боремся с обстоятельствами, страдаем, жертвуем.

И здесь дело даже не в том, что исключается из существующего мира семейная модель, которая может гармонично включать в себя и радости жизни, и вечеринки. До сих пор призыв жертвовать ради семьи выглядит настолько привычным, естественным и логичным, что и спорить с ним как-то неудобно.

Чем же мы жертвуем ради семьи? Увлечениями, образом жизни, карьерой, перспективами, возможностью сменить место жительства и профессию. И совокупность всех крупных и повседневных жертв в конце концов складывается в целую жизнь: мы жертвуем своей жизнью ради создания той модели семьи, которая считается оптимальной в нашем кругу.

Но вот я часто думаю: а почему семья – это всё-таки обязательно жертва? Почему не может быть в ней и места и для радостей родителей, и для их увлечений, и каких-то привычек? А потому – что не может. Объяснять дальше? Ладно.

Возьмём ситуацию, когда молодая семья живёт впритык – от зарплаты до зарплаты (а таких, к сожалению, большинство в Ростове). Если вдруг в общественном транспорте порвал зимнюю куртку, что бы нужно сделать? А плюнуть на неё и купить новую. Но ведь дочке тоже нужны сапоги. А сын снова вырос из очередных брюк, да и куртка стала куцеватой. И придётся, наверное, папе зашивать куртку. Как-нибудь понезаметнее, но всё-таки…

Вот вам и причина большинства жертв – у нас просто недостаточное количество денег. Конечно, их всегда мало. Но нужно, чтобы хватало на жильё, еду, здоровье, вещи и путешествия. Разве это завышенные требования? Да нет. Любой работающий человек в Европе может всё это себе позволить. А мы почему-то нет.

А у многих ростовчан семейный бюджет как тришкин кафтан: там подошьёшь – дыра сразу же образуется в другом месте. Эх, Маруся! Нам ли быть в печали!

Но жертвы ради семьи могут быть и несколько другими. Возьмём, к примеру, такую ситуацию. Муж говорит, что его жена должна сидеть дома и воспитывать детей. Жена обретает статус домохозяйки, а через несколько лет узнает, что муж завел роман с успешной коллегой. И объясняет предательство вполне логично: «Она уверенная в себе, успешная, сделала блестящую карьеру, а ты в этой жизни ничего не можешь и ничего не добилась». Семейный алтарь пополнился напрасной жертвой.

Здесь, конечно, женщина виновата и сама. Ведь как правило – домохозяйки не вылезают из своего халата, становятся неопрятными и ворчливыми. Они, посвящая себя семье, требуют от мужа безраздельной отдачи. Им скучно дома, и эту скуку они ничем другим не могут развеять, кроме как общением с мужем. А у того работа, свои заботы и проблемы. И с друзьями охота посидеть. И ему перестаёт нравиться жена-домохозяйка. Домохозяйка на российский манер. Ленивая и грязная.

Бывает, правда, и другая сторона русской «домохозяечности». Пока муж пашет на двух, а то и трёх работах, жене перестаёт быть интересным вечно уставший и раздражённый мужчина. И она находит себе другого…

Ещё ситуация. В нашей стране, к сожалению, порой не могут найти себе места даже высококлассные специалисты. Их знаниям нет применения, для них пока не существует рабочих мест. Знакомый программист неоднократно получал приглашения на работу из крупных городов и даже из-за границы. Перспективы были головокружительные: он наконец-то мог на практике заниматься тем, о чем раньше только мечтал, тем, чему мог и желал посвятить всю свою жизнь. Но здесь – мама, которой будет очень одиноко в пустой квартире… В результате – уже лыс, не женат (и, видимо, никогда не будет), пробивается случайными подработками.

Другой мой товарищ был молодым, перспективным учёным. Защитил кандидатскую, потом докторскую. Но над всем этим стояла его мама, которая берегла своего «зайчишечку».

Но случилось зайчишечке влюбиться. А не вышло ничего. В результате любимая брошена несколько лет назад, у неё растёт от него сын, они скитаются по квартирам и пытаются выжить. А не решившийся на жертву папа (или решившийся, но только в пользу своей матери) теперь живёт отшельником, поставив на себе крест как на учёном.

Есть ещё одна ситуация жертвы. Как правило, все мы знаем (или, как минимум, догадываемся) о своих талантах. Кто-то отлично пишет, кто-то от природы прекрасно рисует, кого-то тянет к декору или фотографии. Но скрытые таланты остаются в статусе спрятанных сокровищ, ведь времени нет: работа, семья, быт. Порой мы хотим сменить профессию и заняться наконец тем, что по-настоящему интересно. Переехать в другой город, даже в другую страну. Но смена профессии и переезд – это определенный риск, а мы не можем рисковать: ведь работа, семья, быт...

Мы думаем, что обязательно будет хуже. Да, поначалу и бывает хуже. Я испытал это вполне на себе. Но ради того, чтобы не пропасть в будущем, нужно решиться на поступок в настоящем.

А мы часто хотим уютного дивана, большого телевизора, кегового пива, пивного животика, преждевременной дряблости, инсульта-инфаркта…

Да нет, о чём это я! Жертвовать действительно приходится. Помнится, в одно лето я сутками напролёт читал. И не мог ничего сделать с собой. Ведь это лето было открытием таких писателей, как Фаулз, Зюскинд, Гессе… Но семья моя приголадывала. И мне пришлось отбросить всех писателей и заняться добыванием хлеба насущного. То есть заниматься ещё чем-то, кроме работы основной. Потому что, как правило, основная работа даже не кормит.

Да, жертвоприношения бывают разные, но приводят они к одной и той же жизни: безрадостному «дню сурка», в которой единственной мерой перемен становится взросление детей. И самой безнадежной фразой во всей истории литературы кажется финальная строчка из повести Экзюпери: «В каждом из этих людей, возможно, убит Моцарт».

И хорошо, если жертва пошла во благо семье, помогла в воспитании детей достойными людьми. А то случается, что и жертвовали собой, а напрасно. Очень часто сокрушительное фиаско сторонники добровольных жертв терпят тогда, когда осознают: их жертвы ровным счетом никому не были нужны. Ведь на восклицание «Я тебе отдала лучшие годы!» иногда следует спокойный ответ: «А я тебя об этом просил?» А если дети вырастают непутёвыми? Зачем тогда нужна была жертва, зачем прошла жизнь?

Кстати, знаете, однажды я резко поменял и работу, и стиль жизни. Конечно, было страшно. Ведь уже устоялся быт, определился круг общения, семейные увлечения. И всё это нужно было рушить. Но это был шаг вперёд – и в интеллектуальном, и в материальном плане. Мы долго советовались семьёй, но приняли решение, что сделать это нужно. Мы пошли на жертву – недостаток общения. Перейдя на другую работу, я уже не вполне принадлежал не только семье, но и самому себе. А человек, который принимал меня, пошутил: «Если работа мешает семье, бросай семью!»

Нет, я не послушался. И когда от работы стало семье уже невмоготу, я всё-таки бросил работу. И это правильно. Ни в коем случае нельзя жертвовать семьёй во имя работы.
Работа ведь сегодня есть, а завтра нет. А семья – это всё-таки должно быть навсегда…

В открытом доступе я нашёл результаты недавнего опроса населения. Как показал этот опрос, ради успешной карьеры почти каждый второй россиянин готов пожертвовать отдыхом и личным временем, тогда как семьёй и детьми пожертвуют немногие – всего 1%.

«Семья должна быть всегда на первом месте!»; «Один раз я уже пожертвовала семьёй и ребёнком. Ничего хорошего из этого не получилось», – комментируют респонденты.

Да, если жертвуешь семьёй во имя работы или карьеры, ничего хорошего из этого обычно не получается.

Я спрашивал своих знакомых, сослуживцев. Одна говорит, что люди, которые выбирают карьеру и урезают при этом свое время на дом, в чем-то неправы, поскольку все равно не могут жить полной жизнью, у них это просто не получается. Тогда им вообще не стоит заводить семью – зачем заставлять кого-то другого страдать от того, что ты не можешь оторваться от своей работы?

Другая рассказывает: «В ранней молодости я готова была на всё, чтобы только свою карьеру выстроить успешно. Даже готова была дочку маленькую к бабушке и дедушке на постоянное место жительства отдать, а самой днями на работе засиживаться. Зарплата хорошая была, начальство хвалило... Но как-то приехала к родителям, а дочка пришла ко мне и на руках, всхлипывая, уснула… И я вдруг поняла, что теряю самое ценное время – то время, когда моя доченька ходить начинает, говорить, рассуждать. Теперь я ни за что семью на карьеру не променяю!»

Когда мы говорим о жертве, всегда имеем в виду детей. И это единственное в жизни, что достойно жертвы. Нет, пожалуй, ещё и Родина. Две вещи самые ценные для нас, как это ни пафосно звучит. И если мы не готовы жертвовать своим личным временем, материальным благополучием, привычками, сном, увлечениями ради детей, то не надо и вовсе этих детей заводить, не нужно и жениться!

«Клянусь любить тебя в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас…» Эти древние слова верности до сих пор произносят молодожёны. И слова эти предполагают жертву. Во имя друг друга.

Игорь Северный, «Неделя нашего региона»


____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Комментарии

  • (0)(1)

    Каждому свое. Институт семьи разваливают голубые и в крапинку.

  • (2)(1)

    не всегда были стиральные машинки и газовые плиты. семья была придумана очень давно, т к жизнь тогда была тяжелой и выжить в семье было легче. на сегодняшний день ничего лучше не придумано, поэтому традиционно по привычке продолжаем создавать семью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики