Лето-2017 ждёт вас

Новости города Ростова-на-Дону и юга России

На днях зашёл в универсальный магазин. Вижу – на специальном стеллаже пасхальные товары разложены. Боже ж ты мой! И чего там только нет! Представляете, мы даже не догадываемся, что оно такое может быть, не думаем даже, что оно нам нужно, а оно – уже есть!

Вот вы когда-нибудь думали о том, что могут быть специальные фломастеры, заправленные пищевыми красителями – для самостоятельной росписи пасхальных яиц? Но главное, конечно, не это. Вот вы предполагали, что эти фломастеры могут быть вам нужны? А они, оказывается, нужны. Как нужно и специально пасхальное блюдо, где посрединке углубление для кулича, а вокруг – ямки для яиц.

А сколько самых разных пакетиков с краской! Причём краски эти не традиционные, как обычно, а пурпурные, сверкающие, переливающиеся. И главное – надписи гласят, что все они пищевые! Есть различные наклейки – и со святыми, и с праведниками, и с символами разными. Есть формочки для куличей, специальные раскладывающиеся и сворачивающиеся всевозможные подставки, открыточки, фигурки – в общем, преогромная масса всего, и не описать!

А вот перед Вербным тут ещё продавали веточки вербы. Только вот веточки эти были… пластмассовыми!

Сейчас пошла прямо мода на веру, на праздники. Вроде бы как даже бравада какая-то.

Пару лет назад, отстояв всенощную в пасхальную ночь, мы собрались идти домой. А в это время полиция и казаки оттаскивали пьяного молодого человека от храма. Он рвался в церковь, падал на колени, истошно кричал «Прости меня, Господи!» - и при этом грязно матерился.

Немало в большие праздники случается пьяных у церквей, особенно бомжеватого вида. И они при этом истово крестятся, что само по себе уже является грехом – это лицемерие.

Но вообще-то сейчас очень легко создавать видимость такого вот православия – показного, картинного, купленного в магазине.

…Я помню своё детство. Мы так любили эти праздники – искренне любили, из самой души.

Когда я читаю Аксакова, Бунина, Шмелёва обо всех этих прекрасных православных традициях в дворянских семьях, я думаю, что вот и у меня в семье было совершенно то же самое. Правда, это была не дворянская, а простая, но настоящая казачья семья.

В Вербную неделю мы все вместе ходили за реку по подвесному мосту, выкапывали там на заветной полянке первоцветы и несли их сажать на могилки родственников. Но вообще же в обычно ветреную эту неделю что-то сажать на огороде было не принято: в столбик пойдёт.

Готовились к Пасхе: мыли окна, мазали полы, белили стены. Старый бабушкин дом, который больше ста лет простоял без всякого там фундамента со стенами из камыша – до того, что я боялся ночью ударить ногой в стену, а то завалится, подмазывался и снаружи. В ставнях этого дома через много десятилетий после войны были дыры от осколков да и сами застрявшие осколки сброшенных во двор немецких бомб – в войну мои бабушка и прабабушка организовали госпиталь для красноармейцев. Пришла какая-то барышня проситься на постой – ей отказали: «Не можем, деточка, - сказала прабабушка, - у нас тут госпиталь!» И через полчаса самолёт сбросил семь бомб в огород. Две разорвались совсем близко, но дом устоял. И только вот недавно, два года назад, его снесли – после смерти бабушки…

Так вот в Вербное мы вставали рано. Церкви в станице своей тогда не было – разрушили ещё в тридцатые годы. Но вербочки все при себе держали. Как и бутылочки с драгоценной святой водой. Заказывали её родственникам и знакомым, которые ехали тайно в райцентр, где храм оставался, и набирали воды на всех.

Вербочки сами окропляли, читали над ними «Отче наш».

«Отче наш, иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим…»

Звуки этой молитвы до сих пор у меня в голове – так сладко читала «Отче наш» моя прабабушка!

А потом полагалось каждого легонько похлестать освящённой вербочкой. Я жил на Кубани, поэтому говорили, как и наши предки-казаки, в основном на украинском. И когда вербочкой били, приговаривали: «Вэрба бье – нэ я бью. За тыждэнь – Вэлыкдэнь. Нэ вмырай – красного яичка дожидай!» Считалось, что так человека оберегают от болезней.

Ну, а дальше – Страстная седмица.

Другая моя бабушка всегда в эти дни говела. Я помню, каждый день, утром и вечером, она становилась на колени на мазаный пол и клала земные поклоны Христу и Богородице.

Она много пережила – моя бабушка. Большевики отняли дом, драгоценности, избивали её и мать и в конце концов выслали. На выселках бабушка потеряла свою трёхлетнюю дочь Машу. Потом всю жизнь пыталась найти, вроде бы даже след в Москве отыскался. Но когда пришёл вызов на переговорный пункт, она не смогла до него дойти – сильно болела и находилась уже фактически по ту сторону добра и зла… Так и ушла с этим тяжёлым грузом на сердце… «И остави нам долги наши…»

Страстная неделя проходила в моём детстве ярко и торжественно. В Чистый четверг все вставали до зари – ну, чтобы успеть обмыться, смыть с себя всё греховное. Воды ни в старом бабушкином доме, ни во дворе не было, нужно было идти за квартал к артезианской колонке. Так что воду взрослые нанашивали заранее, потом топили печь и ставили греть.

Отступлю от темы: когда-то во время подобного рассказа мой тогда ещё маленький сынишка спросил: «Пап, а в твоём детстве ещё были динозавры?» Ну, динозавров не было, а вот традиции бережно хранились.

В Страстную пятницу бабушки и прабабушка молились, ставили квашню, чтобы подходило тесто для пасхальных куличей, красили яйца. В основном в луковой шелухе, в свекольном соке, ещё в чём-то, от чего яйца получались весёлыми и ярко-жёлтыми. Мама экспериментировала и красила яйца зелёнкой.

Потом начиналось действо – в специальные высокие формы, доставаемые лишь однажды в году, в печку сажались куличи. У одной бабушки была русская печь на полкомнаты – мы, дети, взбирались на полати, закрывали занавеску, рассказывали друг другу истории, листали журнал «Крокодил».

Другая бабушка ставила печь паски в уже относительно современную голландку – и там не пережечь их было особым мастерством. Дрожжи для теста, кстати, делали сами – из шишечек росшего в конце огорода хмеля и отрубей. Эти же дрожжи использовались потом и для приготовления браги и самогона.

Нас в пятницу перед Пасхой тоже привлекали к процессу подготовки. Задачей детей было отчаянно взбивать яичные белки с сахаром – чтобы мазать сверху куличи. Это, кстати, было самое вкусное в испечённых пасках. Ну, а поскольку есть их до воскресенья было никак нельзя, их ставили перед святыми, рядом – мисочку с яйцами, зажигали свечи – и надо было ждать…

Чтобы дети ещё до праздника не обгрызли верхушки у куличей, взрослые строго-настрого запрещали это делать: мол, боженька накажет. Так вот, помню, мой товарищ, не удержавшись от соблазна и опасаясь наказания, всем святым на иконах выцарапал глаза. Ну, чтоб не видели…

Часть кулича или даже целую паску отдавали знакомым, кто ехал ко всенощной в райцентр, - посвятить. И кусочки освящённого кулича потом передавали родным и знакомым, стараясь не просыпать ни крошки, кормили болеющих, чтобы поправились.

В сам пасхальный день надо было обязательно разговеться. Во-первых, когда встанешь, нужно было умыться в воде, в которую предварительно было опущено праздничное крашеное яйцо. А после этого нужно было съесть кусочек кулича, то самое яйцо и запить несколькими глотками святой воды.

В один из праздников Пасхи меня возили в настоящую церковь – к причастию. Я был тогда маленький и боялся – не хотел открывать рот для вина и просфоры. Меня потом успокаивали старушки у паперти – угощали петушками на палочке, да не такими, как сейчас, а какими-то белыми, сахарными, тягучими, с красивыми красными полосками.

В обед в доме ломились столы. Помню, в отдельные годы столы выносились прямо на улицу, мы созывали соседей, все вместе садились, разговаривали, пели песни. Конечно, вкусности всякие – колбасы, куры, рыба, пирожки, куличи, яйца. Ну, и самогон, конечно. А детям – ситро. Весело было! Взрослые рады, дети тут же резвятся.

А к вечеру начинали петь. Песня на двухголосии, да чистая такая, стелилась над рекой. А на том берегу подхватывали. Глядишь – и ещё где-то вступали в общий хор. Станица пела…

Да, было время повального атеизма, нас в школах стыдили, если собирались праздновать Пасху или на родительский день идти на кладбище. Но это так, для проформы. А и учителя наши тоже были станичниками, тоже из казаков. И за одним столом часто сидели с родителями моими и бабушками. Зато уж если беда какая в школе у кого приключалась – всем миром наваливались и помогали.

Теперь нечасто я езжу в родные места. В прошлом году мы там были в аккурат на Пасху. Сейчас в станице есть храм – в перестроенном здании кинотеатра. Нет теперь зато кинотеатра.

В храме хорошо, чинно, степенно, казаки наряженные стоят, крестятся. Много людей приходят ко всенощной. Но только нет давно уже той простоты в общении, нет какой-то одухотворённости праздником. Хотя, может быть, просто ворчу.

Ну, а что касается подготовки, то уже мало кто сам печёт куличи – легче купить. И обсуждают соседи не то, как лучше испечь, а где вкуснее, мягче куличи и дешевле.

Люди, наверное, стали ленивее. Легче, конечно, и вправду купить, чтоб не мучиться. А то ещё обычаи соблюдать, печь что-то, усилия прилагать… Ну, а бизнесмены тут как тут.

Я недавно в Интернете прочитал несколько циничную, но, в общем, имеющую право на существование инструкцию, как нажиться на Пасхе.

Автор пишет: «Мы не станем затрагивать религиозную составляющую этого праздника. Нас он интересует совершенно с другой стороны, а именно со стороны бизнеса. Мы поговорим о том, как можно заработать на Пасху». И дальше приводит нехитрые способы.

Самый простой путь – просто посетить оптовую базу, где продаются украшения для пасхальных яиц, закупить все необходимое и продавать уже по своей цене. То есть спекуляция.

 «На этом можно отлично заработать, ведь в предпраздничные дни весь этот декор для пасхальных яиц будет пользоваться огромным спросом», - советует бизнесмен.

Второй вариант – изготовление пасхальной атрибутики своими руками. Здесь есть как плюсы, так и минусы. К плюсам можно отнести тот факт, что изделия будут приносить вам большую прибыль. Минусы – это трата времени и сил на процесс изготовления.

А можно и куличи продавать. Тоже, оказывается, очень прибыльно, причём без особых заморочек. Их также можно закупать у оптовиков и продавать по выгодной для вас цене. Можно, конечно, производить данный товар и самим, но для этого потребуется масса разрешений, так что лучше просто «купи-продай».

Приводятся и другие способы, но эти – самые простые и надёжные.

Так вот, когда я всё это вижу на прилавках, в лотках уличных торговцев, я вспоминаю инструкции бизнесмена – фактически о том, как сыграть на нашей лени и обмануть нас.

С другой стороны, можно ведь и хлеб самим печь, и колбасы делать, и платья шить. Но это всё мы покупаем, экономя время. Потому как мы не сможем сделать всё это так, как специалисты.

Вот только испечь куличи перед Пасхой, покрасить яйца, приготовить, а не купить всякие вкусности – это, наверное, по силам. Ведь когда всё это делаешь сам, когда готовишься к празднику, тогда и праздник будет в радость.

С наступающим праздником вас, дорогие!

Игорь Северный, «Неделя нашего региона»


____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики