С Новым годом!

Новости города Ростова-на-Дону и юга России
Будь здоров, не кашляй! Спустя 75 лет после начала эры антибиотиков учёные ищут спасение от новой глобальной угрозы

Случайное открытие и миллионы спасенных жизней. 75  лет назад произошла революция в медицине: врачи применили первый антибиотик - пенициллин. Ход истории изменила плесень, обнаруженная доктором Флемингом на рабочем столе. Но сейчас появились микробы, устойчивые к препаратам. Новое лекарство учёные ищут на дне океана, во льдах Антарктиды, в тропических лесах. Но есть шанс, что чудо-средство гораздо ближе. Спасение человечества может прийти из болотной трясины.

Жидкость в ампуле - антибиотик четвертого поколения, который может действовать сразу против 50 штаммов микроорганизмов. Миллионные поставки суперлекарств — реальность сегодняшнего дня. Но секрет антибиотиков не давался человечеству столетиями. Одно из первых научных описаний подобных веществ сделал итальянец Винченцо Тиберио в XIX веке.

В среде учёных ходит легенда. Якобы Тиберио, когда жил в небольшом городке Арцано, заметил одну странность. Как только местный колодец чистили, в семьях по округе вспыхивала дизентерия. И тогда итальянец подумал, а вдруг в колодце до того, как его почистили, было нечто, что мешало развитию опасных бактерий? К его большому удивлению, это оказалась плесень! Но Тиберио не довёл работу до конца. Успех ждал другого.

В 1928 году на заплесневелую чашку Петри в своей лаборатории натыкается Александр Флеминг и не верит глазам: плесень остановила размножение бактерий стафилококка. Бактериолог получает чудо-вещество — естественное оружие плесневого гриба против микробов. К сороковым годам о пенициллине уже говорит весь мир.

"В медицине это было эпохальное, революционное событие, которое абсолютно изменило тактику лечения заболеваний, инфекционных заболеваний, различных ранений, потому что пытались лечить гнойные раны сулимой, тяжёлым металлом, содержащим ртуть, от него гибнет всё", - поясняет профессор кафедры клинической фармакологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова Сергей Зырянов.

В феврале 1941 года пенициллин испытали на первом пациенте. К 1942 году препарат - уже на фронтах Второй Мировой. Пневмония, гангрена, заражение крови - впервые в истории антибиотик спасает таких раненых. Уже в 1945 году Александр Флеминг получает за своё открытие Нобелевскую премию.

И всё же, откуда плесень взялась на рабочем столе у Флеминга? Художница из Москвы Дарья Фёдорова, по сути, раз за разом воспроизводит сценарий того, что случилось в лаборатории бактериолога. В чашках Петри девушка выращивает десятки видов плесени. Красивая и отталкивающая, оказывается, она просто всегда рядом с нами.

"Можно сначала потрогать все дверные ручки, которые есть в доме, потом этой же рукой просто дотронуться до чашки. Можно просто в воздухе движения поделать, и соответственно, засеять то, что находится в воздухе", - объясняет она.

Величайшее открытие в медицине — чистая случайность, Флеминг это признавал. Как выигрыш в лотерею, в чашку со стафилококком попал гриб, который убивал стафилококк.

Но в этой истории есть ещё один сюрприз — неприятный. За 75 лет бактерии научились противостоять антибиотикам.

"Во внутрибольничной среде появились микробы, которые характеризуются сейчас устойчивостью практически ко всем, а иногда даже ко всем антибиотикам", - рассказывает профессор кафедры госпитальной терапии Первого МГМУ имени И.М. Сеченова Сергей Яковлев.

В лабораториях по всему миру ищут способы победить новые супербактерии, устойчивые к лекарствам. А виновных в проблеме уже нашли. Это… мы сами! Антибиотики в домашней аптечке, антибиотики при малейшем чихе... Чем чаще мы принимали эти лекарства, тем лучше бактерии к ним адаптировались. Открывать новые антибиотики всё сложнее, сейчас их ищут на дне океанов, в антарктических грунтах, в растениях и даже на коже лягушек.

Вещества, которые учёные химического факультета МГУ обнаружили в защитной слизи лягушек, могут стать заменой антибиотиков. Принцип действия "антимикробных пептидов" совершенно другой - они не останавливают размножение, а буквально прокалывают мембраны клеток опасных микробов — бьют наповал. К такому нельзя приспособиться.

"Поскольку лягушки живут миллионы и их ещё не съели, бактерии не могут приноровиться к такому оружию, каким являются пептиды", - говорит заведующий лабораторией органического анализа, профессор химического факультета МГУ Альберт Лебедев.

Это всего лишь один из вариантов лекарств будущего. Но вполне возможный. Для скептиков у учёных простой ответ - если 75 лет назад миллионы жизней спасла плесень, то чем лягушки хуже?

Пётр Дерягин, Первый канал


____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *