Новости города Ростова-на-Дону и юга России
Большой Ростов Знаменитые ростовчане Марецкая Вера Петровна

Марецкая Вера Петровна

mareckaiaВера Петровна Марецкая родилась 31 июля 1906 года в деревне Барвиха ныне — Одинцовский район в Московской области.

Вера Петровна родилась в многодетной семье. Ее папа Петр Григорьевич Марецкий с 1912 года арендовал буфет в цирке Никитиных, а после революции  остался работать там же на должности продавца. Вера, ее сестра и два брата регулярно помогали отцу. Особенно нравилось бывать в цирке Вере. Работать  ей приходилось в антракте, а все остальное время она могла стоять за кулисами и смотреть представление. Вера в это время фантазировала и видела себя то бесстрашной наездницей, то грациозной воздушной гимнасткой. Однако, у ее родителей были весьма серьезные планы на судьбы своих детей. Старшие братья Веры Петровны – Дмитрий и Григорий по окончании института Красной профессуры стали работать журналистами в газетах «Правда» и «Известия», а Вера по настоянию родителей после успешного окончания школы поступила на первый курс философского факультета Московского университета. Но мир искусства продолжал бередить ее воображение, и втайне от отца через год она подала документы сразу в три театральных студии, прошла в две и выбрала школу-студию при театре имени Вахтангова, поскольку Евгений Вахтангов был учеником Константина Станиславского. С философией было покончено раз и навсегда.

В 1924 году Вера Марецкая окончила школу-студию. В это время Юрий Завадский, в то время еще актер студии Вахтангова, решил основать собственную театральную студию, и Марецкая поддержала Юрия Александровича, став одной из его первых актрис. Свою деятельность в студии она начала с возрастных характерных ролей. Марецкая с блеском перевоплощалась в различных смешных старух, среди которых зрителям особо запомнились мадам Соковнина, забавная степенная тетка из первого публичного спектакля студии «Простая вещь» в 1927 году и шепелявая толстуха фрау Шнютхен из комедии «Компас». Темперамент Марецкой, ее чувство юмора и безудержная фантазия сказались и на ее дальнейшем репертуаре. В спектакле «Нырятин» она прекрасно сыграла бойкую беспризорницу Степку, а в «Волках и овцах» на выразительном контрасте ложной скромности и алчности «подала» лицемерку Глафиру. Одной из лучших работ Веры Марецкой в довоенный период стала роль проститутки Бетти Дорланж в «Школе неплательщиков» Вернейля. Когда актриса подходила к авансцене и произносила в зал: «Господа, совершенно не с кем жить», - зал просто лежал от восторга. «Умна как бес. Всегда знает, что делает и почему, и зачем, и главное как», - писал о Марецкой Юрий Александрович Завадский.

Тем временем отношения между Марецкой и Завадским развивались странным образом. Именно он открыл Марецкую как актрису, стал для нее настоящим учителем, и вскоре творческие отношения переросли в личные. В 1924 году Марецкая вышла замуж за любимого мастера, в 1926 году родила ему сына Евгения, но их брак оказался недолгим. Когда Жене исполнилось четыре года, Завадский влюбился в Галину Уланову и ушел из семьи. Казалось бы, после этого Марецкой оставалось в ответ покинуть театр, тем более, что недостатков в предложениях не было - талантливую актрису хотели видеть у себя многие режиссеры, но Вера Петровна осталась и проработала с бывшим мужем всю жизнь, продолжая оставаться одной из ведущих актрис его театра. Завадский и Марецкая после развода остались друзьями и соратниками на всю жизнь. У Юрия Александровича даже осталась неизменной традиция ежедневно обедать у Марецкой. Их сын Евгений хотел стать архитектором, и архитектор Иван Жолтовский хотел его взять в свою мастерскую, но Вера Петровна настояла на том, чтобы Евгений закончил ГИТИС и стал режиссером.

Несмотря на успехи в театре, настоящее всенародное признание Вере Марецкой как актрисе принес кинематограф. Марецкая дебютировала на экране в 19-летнем возрасте, сыграв небольшую роль в идеологической драме Якова Протазанова «Его призыв». В 1925 году Протазанов вновь привлек актрису к съемкам. В его комедии «Закройщик из Торжка», где в главной роли снялся Игорь Ильинский, Марецкая сыграла работницу Катю. Образ трогательной простушки Кати понравился и запомнился зрителям, а партнер Марецкой по фильму Игорь Ильинский так отозвался о ее работе: «Простота, наивность, естественность без наигрыша составляли главное очарование Марецкой».  Одно за другим актрисе стали поступать новые предложения от режиссеров. В период с 1927 по 1930 год она сыграла проститутку в фильме «Земля в плену», дамочку в фильме «Живой труп», секретаря ревкома в фильме «Два-Бульди-Два» и Софочку в фильме «Стыдно сказать». Яркую характерность и настоящий лиризм актриса продемонстрировала в роли скромной деревенской девушки Параши в сатирической комедии Бориса Барнета «Дом на Трубной».

Но после столь бурного начала кинокарьеры Вера Марецкая стала реже сниматься в кино - сказалась ее занятость в театре. Следующая заметная роль в кино ею была сыграна в 1935 году в историко-социальной драме «Любовь и ненависть», рассказывающей о событиях 1919 года. Марецкая предстала в образе бойкой шахтерки Веры, подбившей женщин принять бой против белых. Тема становления женского характера, продемонстрированная актрисой в фильме, с этого момента стала определяющей в ее дальнейшем кинотворчестве.

Практически во всех картинах, в которых доводилось сниматься Вере Марецкой, ею создавались настоящие, живые образы простых русских женщин – искренние и непридуманные. Такой была ее Варя Постникова в фильме «Поколение победителей» в 1936 году и Александра Соколова в картине «Член правительства» в 1939 году. Драма режиссеров Александра Зархи и Иосифа Хейфица «Член правительства», созданная в  духе соцреализма, открыла зрителю поразительную искренность, яркость и народность героини Марецкой. Историк театра, телеведущий и литератор Виталий Вульф так говорил о работе Марецкой в этой картине: «Когда видишь стоящую на трибуне Марецкую-крестьянку, произносящую речь - это можно смотреть бесконечно, потому что за ее героиней мудрость и жизнь народная». Эта роль принесла Марецкой еще более широкое, всенародное признание.

Признание, благосклонность официальных властей - казалось бы, о чем еще можно было мечтать?  Но мало кто знал, что за всем этим в жизни Веры Марецкой скрывалась страшная трагедия. В 1930-е годы один за другим  были арестованы и расстреляны ее братья. Сына старшего брата Сашу Вера Петровна забрала в свою семью и вырастила его вместе со своими детьми. На второй день после начала Великой Отечественной войны пропала младшая сестра Марецкой Татьяна. После того, как Вера Павловна обзвонила сначала знакомых, затем больницы и морги, она, наконец, догадалась обратиться в соответствующие органы. Опасения подтвердились – Татьяна была арестована. Вера Марецкая всячески пыталась вытащить сестру из тюрьмы, но никакая популярность здесь значения не имела - Татьяна вышла из тюрьмы спустя два года и вплоть до 1960-х годов была лишена возможности проживания в столице. Что же касается личной жизни, то после ухода Завадского, Вера Марецкая вышла замуж за актера Георгия Троицкого. В этом браке у нее родилась дочь Маша. Троицкий, или как его называла Вера Петровна Троша, в творческую жизнь жены не вмешивался, занимаясь в основном устройством быта и уходом за дочкой. Все свои творческие вопросы Вера Марецкая по-прежнему решала с Завадским.  Вместе с Завадским, будучи уже популярнейшей актрисой, она уехала в Ростов после решения правительства об укреплении провинциальных театров. В Ростове специально было построено новое здание областного Театра имени Горького и созданы все условия для работы московской труппы. Четыре  «ростовских» сезона были для Марецкой сезонами удач. Выступления в Ростове-на-Дону театр начал премьерой «Любовь Яровая» с Марецкой в главной роли. Зрители, знавшие Веру Петровну по ее искрометным, гротескным комедийным ролям, узнали ее и как актрису глубокого драматического таланта. После Марецкая еще не раз удивляла зрителей созданием самых контрастных образов, ломая привычные рамки амплуа. В Ростове, наряду с Любовью Яровой, она успешно сыграла королеву в «Стакане воды» Скриба,  Лизу в «Горе от ума» Грибоедова, Марину в пьесе К.Тренева «На берегу Невы» и Катарину  в «Укрощении строптивой».

В 1940 году на базе театра-студии Завадского был организован Театр имени Моссовета. Завадский стал в нем главным режиссером, а Марецкая по-прежнему оставалась одной из его прим. Лучшие работы актрисы, как в театре, так и в кино, пришлись на 1940-е годы. Первой ролью на сцене театра Моссовета для Веры Петровны стала Мирандолина в пьесе Карло Гольдони «Трактирщица». Героиня Марецкой сразу же понравилась зрителям своим жизнелюбием. Благодаря этому качеству именно эта пьеса в годы войны вызывала неизменный успех у фронтовиков.

В Театре имени Моссовета Марецкой доводилось играть роли самого разного плана. Вера Петровна с одинаковым успехом появлялась в образе нежной и робкой Машеньки в спектакле «Машенька», напористой и лихой кавалерист-девицы Дуровой в спектакле «Надежда Дурова», пышущей здоровьем крестьянки Розетты в спектакле «Любовью не шутят» и актрисы Кручининой в спектакле «Без вины виноватые». За роль Надежды Дуровой Вера Марецкая была в 1942 году удостоена Сталинской премии.

Актриса театра имени Моссовета Ирина Карташева рассказывала: «Первый раз я увидела Марецкую на репетиции роли в спектакле «Без вины виноватые», который ставил Завадский. Вера Петровна играла Кручинину. Я была поражена, как она, сама талантливейшая актриса, безропотно слушала замечания Юрия Александровича. Помню, он говорил ей: «Вера, что это за руки? Это твои руки, а не руки Кручининой». – И вот так, буквально до пальчиков, включая пластику, жесты, он выстраивал ей роль. И она внимала». Завадский относился к ней как к самому близкому другу, ценил ее личные и деловые качества.  Она не была ни членом партии, ни депутатом, но больше, чем она, для театра и ее коллег-актеров не делал никто. Вера Петровна была полновластной хозяйкой у нас в театре. Но такое лидирующее положение она занимала по праву, в силу своего огромного таланта, своих человеческих качеств. Ее лидерство никто не оспаривал». Своей популярностью Марецкая не бравировала, но благодаря этой популярности, известности в стране она многое могла и делала для театра. «Иду на таран», - говорила она и шла «пробивать» какой-нибудь спектакль; когда кому-нибудь была нужна помощь, спрашивала только: «куда идти?»  И шла, и добивалась. На сцене она любила импровизировать.  «Мне на каждом  представлении надо хоть одно местечко сыграть по-новому, не так, как в первый раз, - говорила она, - иначе у меня роль вянет, сохнет, дохнет, я ее перестаю чувствовать, разлюбляю». Ее партнеру всегда в связи с этим приходилось быть на чеку, чтобы вовремя отреагировать на новый рисунок эпизода. Но именно благодаря таким сюрпризам Марецкой, считал ее неизменный партнер по сцене Ростислав Плятт,  спектакли  с участием Марецкой сохраняли свою свежесть. В Театр имени Моссовета зрители ходили «на Марецкую».

В годы войны Театр имени Моссовета по решению правительства был эвакуирован в Алма-Ату. Там, помимо работы на сцене, актриса продолжила съемки в кино. В 1943 году она сыграла одну из лучших своих ролей – партизанку Прасковью Лукьянову в драме Фридриха Эрмлера «Она защищает Родину». Впоследствии актриса за эту роль получила вторую Сталинскую премию. Премьерный показ картины был прерван трагическим известием – под Орлом погиб муж Марецкой Георгий Троицкий, который ушел добровольцем на фронт в самом начале войны. Больше Вера Петровна замуж не выходила.

В кино Марецкая снималась чаще всего в главных ролях, однако порой случались и эпизоды. Причем эти работы запоминались зрителям не меньше, чем ее главные роли – например, акушерка Змеюкина в комедии Исидора Анненского «Свадьба» в 1944 году. «Когда вы смотрите фильм «Свадьба», где Марецкая фантастически и завораживающе исполняет роль Змеюкиной, невозможно не восхищаться, - рассказывал Виталий Вульф. - Капризная, обворожительная и обольстительная!».

Сразу после войны на экраны вышла еще одна картина с участием Веры Марецкой – драма Марка Донского «Сельская учительница». Фильм охватывал период с кануна Первой мировой войны, когда героиня Марецкой, выпускница гимназии Варвара Васильевна, отправлялась в глухую деревню, и до окончания второй мировой. Перед зрителями прошла фактически вся жизнь сельской учительницы – от молодой девушки, до пожилой женщины. Сыграть такую сложную роль под силу только актрисам, обладающим огромным талантом. Сама Вера Петровна отмечала: «Необычайно человечный и поэтический сценарий Марии Смирновой давал прекрасный материал для создания чистого, нежного, типичного для русской действительности образа женщины с ее готовностью к самопожертвованию, отказу от жизненных благ ради благородного, большого дела». Эта работа актрисы вновь была отмечена Сталинской премией.

В 1950-е – 60-е годы Вера Марецкая снималась в кино крайне редко. Среди ее работ можно отметить главную роль в картине «Мать» по одноименному роману Максима Горького, взбалмошную тетушку в комедии «Легкая жизнь» и восьмидесятилетнюю бабушку Варвару Антоновну в драме «Ночной звонок». Это была последняя работа актрисы в кино, но в Театре Моссовета Вера Марецкая по-прежнему играла много самых разных ролей: Маргарет Чалмерс в спектакле «Кража» в 1954 году, Леди в спектакле «Орфей спускается в ад», директора фабрики Капитолину Солнцеву в спектакле «Рассвет над Москвой» в 1950 году и другие роли. За роль Солнцевой Вера Петровна была в четвертый раз удостоена Сталинской премии.

Люди, хорошо знавшие Марецкую, отмечали, что Вера Петровна безумно любила театр и работала с полной самоотверженностью. Георгий Бахтаров, которому посчастливилось играть вместе с Марецкой в пьесе «Враги» вспоминал: «Вера Петровна к работе относилась истово, не щадила ни себя, ни меня. Только отыграем сцену из «Врагов», садимся в машину, чтобы ехать на следующий концерт, она говорит: «Давайте текст повторять». Пытаюсь отнекиваться: «Вера Петровна, мы же только что с вами отыграли, знаем всё назубок. Зачем нам повторять?» - «Ах вы, лентяй эдакий, нет, давайте повторять!». И мы прямо в машине начинали репетировать».

Для Юрия Завадского Вера Марецкая всегда оставалась актрисой номер один. Однако в театре были еще две великие актрисы - Фаина Раневская и Любовь Орлова, и режиссеру нередко приходилось лавировать между этими тремя глыбами, обладавшими непростыми характерами. В 1960-е годы Театр имени Моссовета купался в лучах славы. Вера Марецкая была не просто популярна, ее с полным основанием относили к звездам кино и театра первой величины. Она ездила на гастроли по Советскому Союзу, совершала поездки с театром в Румынию, Болгарию, Югославию и Францию. Она участвовала в театральном фестивале в Эдинбурге. 

Активная общественная деятельность Марецкой была отмечена грамотой Всемирного совета мира. Все хорошо складывалось и в семейной жизни. Ее дочь Маша вышла замуж за молодого ученого Дмитрия. Но несколько лет счастливой жизни ее дочери были перечеркнуты внезапной смертью Дмитрия, - он повесился. Маша, потрясенная этим известием, попала в неврологическую клинику. Марецкая мужественно переживая семейную трагедию, с головой ушла в работу, несмотря на постоянные головные боли. Юрий Завадский и Ростислав Плятт, с которым Марецкую связывала давняя дружба и романтические отношения, буквально силой заставили Веру Петровну обследоваться, и в больнице ее ждал страшный диагноз – рак головного мозга. Вера Петровна согласилась на операцию и курс химиотерапии. Как раз в это время Завадский ставил на сцене театра грустно-смешной спектакль «Странная миссис Сэвидж», главную роль в котором исполняла Фаина Раневская. К тому времени великую актрису тоже стало подводить здоровье, и Фаина Григорьевна стала уговаривать режиссера освободить ее. Есть легенда по которой, Раневская, якобы написала Завадскому записку с просьбой отдать ее роль в спектакле Орловой. Завадский пошел навстречу и отдал роль  Любови Орловой. Орлова сыграла миссис Сэвидж очень по-своему, не пытаясь повторить Раневскую. Ее хрупкость и женственность углубляли драматизм пьесы. Однако вскоре эта история получила новое продолжение. После диагноза Марецкой Юрий Завадский решил ввести ее на роль миссис Сэвидж. Дать ей последний шанс. Однако и для Любови Орловой эта роль была последним шансом. Последовал взрыв. Не зная о болезни Марецкой, Орлова стала требовать вернуть ее в спектакль, угрожая дойти до самых «верхов». Тем временем Вера Петровна, измученная химиотерапиями, буквально на зубах вытаскивала эту роль. На одном из спектаклей Марецкая расплакалась, ее партнер, в театре уже знали про рак, Константин Михайлов поклонился ниже обычного. Зал тоже плакал. Они прощались друг с другом. За кулисами плакал Завадский.

Так распорядилась судьба, что несмотря на свою болезнь Вера Марецкая похоронила тех, кто входил в великую плеяду театра имени Моссовета –  Орлову и Завадского. Во время одного из ее выступлений перед зрителями, машина, в которой ехала Вера Петровна, попала в небольшую аварию. Вера Петровна ударилась головой об лобовое стекло и на месте удара образовалась небольшая шишка, которая стала увеличиваться и сильно болеть. Во время репетиции от боли Вера Петровна потеряла сознание, а когда пришла в себя весело сказала Завадскому: «Ну вот, теперь у тебя в театре есть падшая женщина».  Затем была вторая операция, короткое возвращение на сцену и снова больница. Вскоре в ту же Кунцевкую больницу попала и Любовь Орлова. Они лежали в разных палатах. Марецкая периодически писала ей записки, но обиженная Орлова не отвечала. 26 января 1975 года Любовь Орлова скончалась. Марецкая нашла в себе силы пойти на панихиду. Она долго стояла у гроба, а затем, говорят, тихо произнесла: «И тут она первая...».

Накануне 70-летия вышел указ о награждении Веры Петровны звездой Героя Труда. У нее уже отказывали ноги. Но - не приехать на вручение?! Нет! Она так не могла. Она приехала и произнесла речь. «С одного дубля», - шутя говорила потом. Измученная болезнью, Вера Петровна и в больнице продолжала работать. Она читала стихи русских поэтов, а сын записывал ее голос на магнитофонную пленку. Много самых разных содержательных ролей было создано ею на радио. Эти работы всегда были событием и вызывали огромный отклик у аудитории. Она участвовала в таких радиокомпозициях, как «Мать» Горького, «Как ставится пьеса» Чапека, «Фиалка» Катаева, «Письма к незнакомке» Моруа, «Воспоминания о Саре Бернар и Элеоноре Дузе» и многих других. Голосовые нюансы, точная логика мысли, умение раскрыть замысел средствами звука, – всеми этими качествами Марецкая владела в совершенстве, что помогло ей значительно продлить свою творческую жизнь. Последней ее работой в литературно-драматическом вещании была роль сорокалетней Эльны в радиопьесе норвежской писательницы Ингрид Хагеруп «Чашка чаю с лимоном».

«Это была очень сложная запись, - рассказывал позже режиссер Э.Г.Верник. – Работать ей было трудно, она уставала, но не удовлетворенная записью всякий раз говорила: «Нет, нет, я чувствую, что еще не совсем хорошо, давайте сделаем еще один дубль». И через силу повторяла сцену.   «Вот выйду из больницы, - говорила Вера Петровна, - сыграю эту пьесу на телевидении».  Этому ее желанию уже не суждено было осуществиться».

Во время болезни, в самый тяжелый ее жизненный период она проявляла  поистине огромное мужество. Ее жажда жизни и существования  в искусстве назло всем прогнозам преодолевала болезнь. В это время она сыграла и вопреки запретам врачей снялась в телеспектакле «Странная миссис Сэвидж». В театре героиню этого спектакля она попеременно играла с актрисой Людмилой Шапошниковой. Однажды она обратилась к коллеге с просьбой: «Милочка, вы не рассердитесь, если я сыграю несколько раз подряд? Мне все кажется, что каждый сыгранный спектакль – последний в жизни».  Она собирала остатки сил, с трудом гримировалась, одевалась и, преображенная, выходила на сцену. Играла как всегда блистательно, казалось, болезнь отступала. Марецкая любила комедийные роли и в тот тяжкий жизненный период особенно тянулась к ним. В большом монологе  некрасовской матери Матрены Тимофеевны из поэмы «Кому на Руси жить хорошо», в спектакле-концерте «Золото, золото - сердце народное», записанном на телевидении, простонародное женское горе она выразило так сильно, как никто лучше Марецкой не умел. Ее сын режиссер  Евгений Завадский, осуществивший эту запись, позже вспоминал: «Когда на первой  читке я слушал в ее исполнении монолог Матрены Тимофеевны, у меня в горле комок стоял». Не случайно этот фрагмент затем вошел и в телефильм «Что вы знаете о Марецкой»,  для которого она сама, более чем придирчиво, отбирала отрывки лучших своих работ. Ее время разрывалось между радио, театром и Кунцевской больницей. Вскоре в той же Кунцевской больнице оказался и Завадский. По старой привычке они с Верой Петровной обменивались рисунками, приветами и записочками. Умер Юрий Александрович в 1977 году, и первой об этом сообщили Марецкой.  Спустя год, 17 августа 1978 года, из жизни ушла Вера Петровна. На панихиде прозвучала  последняя запись великой актрисы – строки из стихотворения Марины Цветаевой «Сад»:

За этот ад,
За этот бред
   Пошли мне сад
   На старость лет…

Вера Марецкая была похоронена на Новодевичьем кладбище.

____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Материалы с лучшими фото

Счетчики, соцсети

  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru